Картомантия - предсказание будущего человека на игральных картах 

Из истории карт

Происхождение игральных карт еще не выяснено. Установлено лишь, что они не были изобретены во Франции для забавы слабоумного короля Карла VI, а были известны еще раньше. Неудачной оказалась и попытка отыскать родину карт в Индии. В индийских картах (чатуранга) 8 мастей, или армий, отличающихся одна от другой различными эмблемами и цветом; игра ими состояла в защите короля всеми остальными фигурами и простыми солдатами (пешками или нумерованными К.) его масти. Рисунок этих карт — персидского, а не индийского стиля. 
     Всего вероятнее, что карты изобретены в Китае. В словаре Чинг-цзе-Тунга, сделавшемся известным Европе в 1678 г., говорится, что карты  изобретены в 1120 г. (по христианскому летосчислению), а в 1132 г. были в Китае уже в повсеместном употреблении. 
     Игры, похожие на карты, были известны и древним восточным народам. В Европе игральные карты появляются не ранее эпохи крестовых походов. Первое документальное известие о картых относится к 1379 г. Итальянский живописец Николо Кавеллуццо вносит под этим годом в хронику своего родного города следующее известие: "введена в Витербо игра в карты, происходящая из страны Сарацин и называемая ими наиб". Едва ли, однако, карты были изобретены арабами: закон Магомета запрещает правоверным изображать человеческие фигуры. 
     Древнейшая карточная игра — тарок — была изобретена в Италии. Общепринятого типа для карт  здесь долгое время не было. Сохранились итальянские карты, гравированные на меди в Падуе, Венеции или Флоренции в 1485 г.; их приписывают резцу известных граверов — Мантеньи или Финигуэрры. Карты эти отличаются очень тонким и красивым рисунком, прекрасною гравировкою, отчетливою, хотя несколько бледною печатью; величиною они 9 дюймов в длину и 31/2 в ширину (китайские карты не превышают 31/2 дюймов в длину и 3/5 дюйма в ширину). 
     В Испании выделка карт никогда не достигала такого художеств. исполнения, как в Италии. Там была изобретена своя национальная игра — hombre, явившаяся в измененном виде во Франции и России, где при Екатерине II от игры в ломбер произошло и название столов для карточной игры. Испанцы пристрастились к игре в карты  не меньше, чем итальянцы; спутники Колумба, устроив первое европ. поселение на о-ве Сан-Доминго, прежде всего занялись фабрикацией карт из пальмовых листьев.
     В Германии фабрикация карт очень рано приняла широкие размеры; здесь впервые начали выделывать карты ксилографическим способом. Работники, вырезывавшие деревяшки для карт, составляли один цех под именем Formschneider, a Briefmahler (карты  по-немецки первоначально назыв. Briefe), раскрашивавшие оттиски этих политипажей на бумаге, — другой цех. 
     Для раскрашивания употреблялись трафареты, или прорезные фигуры. Политипажные карты  немецкой и голландской выделки до того наводнили Италию, что карточные фабриканты Венеции в 1441 г. просили сенат воспретить ввоз иностранных карт.
      Немцы выделывали итал. тароковые карты, но в половине XV в. появились в Германии и национальные масти. Господствовали масти, принятые и в современных немец. картах.:

  • сердца (Herzen, Rot)
  • зелень (Grün)
  • желуди (Eicheln, Eckern) 
  • бубенчики (Schellen)

    Одна из самых старинных игр, изобретенных в Германии, — ландскнехт.
     В Германии (как и в др. странах) игральные карты применялись иногда к педагогическим и т. п. целям; явились карты  географические, исторические, хронологические и пр. В 1507 г. бакалавр теологического факультета в Кракове Томас Мернер в своем соч. "Chartiludium logicae" учил логике по картам, разделив ее положения по мастям. 
     Были карты и политические (первоначально явились во Франции), и сатирические. 
     После войны за освобождение явились в Германии К. с портретами ее деятелей. 
     Во Франции при Карле VI появились карты итал. образца, но уже при Карле VII печатались карты  с национальными мастями (сердца, серпы луны, пики и трилистники). 
     В XV в. устанавливается во французских картах тот тип, который ныне находится в повсеместном употреблении: четыре масти — черви (coeur), бубны (carreau), трефы (trèfle) и пики (pique). 
     Трудно решить, где возникли первоначальные формы этих мастей: сердца, бубенчики, желуди и листья плюща — в Германии или Франции; несомненно, что формы эти являются во многих готических орнаментах. Существует предположение, что 4 масти франц. карт изображают собою 4 главнейших предмета рыцарского обихода: трефы — эмблема меча, пики — копья, бубны — знамена или гербы, черви — щиты. 
     Так как против карточных игр постоянно издавались строгие законы, то ремесло выделки карт во Франции было только терпимо: фабриканты их причислялись к цеху бумагоделателей и рисовальщиков. 
     Только в 1581 г. образовалась корпорация карточных фабрикантов, существовавшая до 1789 г. 
     В XVII ст. франц. законы против игроков были особенно строги. Все домохозяева, в квартире которых играли в брелан или открывали игорную "академию", объявлялись лишенными гражданских прав и изгонялись из города; карточные долги и всякие обязательства по ним законом не признавались; отцы имели право взыскивать по суду деньги с тех, кому дети их проигрывали какую-нибудь сумму. Последующими законами установлялась еще пеня в 3000 ливров и тюремное заключение. Все это было безуспешно, так как пример страсти к игре подавали вельможи и сами монархи. Своего апогея страсть к игре достигла во Франции при Людовике XIV. 
     Вместе с игрою развилось и шулерство, даже при дворе. Уже при Генрихе II оборотная сторона карт делалась крапленою мелким пунктирным рисунком, чтобы шулера не могли делать на ней знаков. 
     С неменьшею силою господствовала страсть к игре и в эпоху революции. Национальное собрание в 1791 г. безусловно запретило все азартные игры, установив строгие карательные меры не для игроков, а для содержателей игорных притонов и даже для жильцов, которые не донесут, что в доме открыта картежная игра. Карты вообще не были запрещены, но республиканское правительство поручило живописцу Давиду изменить типы карт, существовавшие во Франции с XV в. Короли были заменены гениями войны, торговли, мира и искусств, сидящими на фригийских колпаках; дамы — четырьмя женск. фигурами, изображавшими свободу вероисповеданий, печати, брака и промыслов; вместо четырех валетов изображались аллегорические фигуры равенства состояний, прав, обязанностей и рас. Впоследствии карточные фабриканты заменили королей — философами и писателями, королев — добродетелями, валетов — известными республиканцами. Директория стала раздавать позволения на открытие игорных домов, а затем отдавать их на откуп. Игорных домов в Париже было до 50. С 1804 г. стали взимать 25% в пользу бедных с суммы, приходившейся на долю откупщиков. Откупная система практиковалась и при Реставрации, во время которой вернулись к дореволюционным типам карт. 
     В 1828 г. принята была во франц. картах  бельгийская система выделки фигур в полкарты, так что голова приходится и вверху, и внизу. 
     Игорные дома были закрыты во Франции в 1837 г. В период времени с 1819 по 1837 г. в игорных домах одного Парижа проиграно было, по свидетельству контроля, 137 млн. фр., хотя при Июльск. монархии их было только 6, не считая Пале-Рояля, этого главного притона игроков. Последний франц. откупщик, Беназе, перенес свою деятельность в Баден-Баден; потом игорные дома открывались в Спа, Висбадене, Гомбурге и др. курортах.
     Игорные дома служили для мелких герм. князей крупным источником доходов. Установление Герм. империи положило этому конец; с 1873 г. игорные дома запрещены во всей Европе, кроме Монако. 
     В Англии, где первое запрещение картежной игры относится к 1463 г., игорные дома закрыты в 1853 г. В Англии чаще, чем где-либо, игральные карты служили политической сатире. 
     В Соед. Штатах Сев. Америки первая карточная фабрика открылась в 1800 г.; теперь там выделывают карты  общепринятых франц. мастей, но с фантастическими фигурами и головами, с портретами, видами городов, пейзажами и т. п.
     В России игральные карты появились в XVII стол., вероятно, через Малороссию, где казаки иногда коротали время в лагерях за картами. Масти в России постоянно были французские, но пришли они из Германии, как об этом свидетельствуют два старинных прозвания: вины (пики от нем. Grün — виноградные листья) и жлуди (трефы; нем. Eicheln — желуди); черви в старину назыв. розой. Из законодательных памятников о картах впервые упоминает Уложение 1649 г., которое предписывает с игроками в карты  поступать "как писано о татех", т. е. бить их кнутом и рубить им руки и пальцы. 
     Указом 1696 г. велено было обыскивать всех заподозренных в желании играть в карты  "и у кого карты  вынут, бить кнутом".
     В 1717 г. воспрещается игра в карты  под угрозою денежного штрафа; в 1733 г. для рецидивистов определены тюрьма или батоги (последние — для "подлых людей"). 
     В конце царствования Елизаветы Петровны (1761) установилось различие между запрещенными азартными и дозволенными коммерческими играми, а Петр III заменил батоги и тюрьму денежным штрафом; последнему подвергались только такие игроки, которые играли в большие деньги или в долг. Вообще при исследовании о запрещенных играх повелено было "поступать с осторожностью, дабы не причинить напрасных поклепов, обид и беспокойств". 
     Уставом благочиния 1782 г. запрещено было устройство игорных домов, а за участие в азартных играх установлены были взыскания, довольно, впрочем, умеренные. Страсть к игре, которая не могла быть уничтожена строгими мерами, принимавшимися при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне, достигла еще большего развития при Екатерине II, тем более, что самые близкие к императрице лица играли на громадные суммы в банк, а ее фаворит Зорич открыл даже в пожалованном ему местечке Шклове род "картежной академии", куда съезжались все знатные игроки того времени. Императоры Александр I в 1801 г. и Николай I в 1832 г обращали внимание властей на необходимость бороться с "пагубной страстью к запрещенной игре".