Отчества

     Употребление отчеств на Руси  относится к весьма раннему времени. Уже в списках русских послов 945 г. при именах некоторых из них находим и отчества. Однако, в начальной летописи в громадном большинстве случаев употребляется только одно имя, даже когда говорится о князьях - Рюриковичах, и примеры употребления отчеств в XI и XII вв. очень редки. Число подобных примеров значительно увеличивается с XIII в., когда, можно сказать, лица высших классов перестают наз. только по имени: обозначение одним именем сохраняется между представителями низших классов*, хотя и здесь с XIII в. уже встречаем отчества, а с конца XVI в. и в XVII в. они уже почти всегда находятся налицо. Иногда видно желание указать не только имя отца, но и дальнейшее родословие, напр. Владимир Святославич Ярославича** , или еще поднее: Князь Владимир Святославич, внук Всеволож, правнук Ольгов, праправнук Святославль, прапраправнук Ярославль, пращур Великого Владимира.
     Указание имени деда является как бы началом позднейших фамилий, часто происходящих от имени деда (напр. Юрий Борисов сын Перепечин и дед его Иван Перепеча Мартемьянов сын Посульщиков; Юрий Федоров сын Зобов и дед его Дей Зоб.
     Иногда происхождение известного лица обозначалось именем не отца, а деда, напр. Юрий внук Святополч; Руда, поп Борисоглебский, Лошаков внук*. Наконец, отчество могло производиться не только от имени отца, но и от имени матери, напр. Василий Марачиниц, сын княгини Марии Владимировны, внук Владимира Мономаха**; Олег Настасьич, сын Ярослава Галицкого и его любовницы Анастасии***. Второй пример указывает, что на образование отчества от имени матери влияло иногда незаконное происхождение ребенка. Подобные примеры образования отчеств от имени матери встречаются в официальных документах разного времени и из разных местностей. Сначала употреблению  отчества не придавалось особенного значения в перечнях лиц, занимающих одинаковое общественное положение, при именах одних находятся отчества, при именах других они отсутствуют.
     С течением времени употреблению отчества придается все более важное значение, так что право называться в официальных бумагах не только по имени и фамилии, но и по отчеству становится знаком царской милости. До нас дошел ряд указов, дающих или подтверждающих право лиц известного класса именоваться по отчеству, напр. в 1602 г. «Великие Государи указали: имена дьяков в боярских книгах и списках ныне и впредь писать по прежнему и по сему своему Великих Государей указу с отечествы» или по указу 1685 г.: «Будет кто напишет думного дворянина жену без вича, и им на тех людех Великие Государи и сестра их Великая Государыня, благородная Царевна указали за то правит безчестие».
     Иногда встречается самостоятельное употребление отчеств, которые как бы заменяют имена. Самый ранний пример относится к Х в.**, если только здесь перед нами отчество. Далее мы имеем ряд несомненных примеров, в книгах и документах разного времени и из разных мест: победи Зимгола Всеславича***; оженися Мстислав Володимерич, поят за себя Дмитровну Завидовича****; судьич, попов внук*****; Меншутин сын******. Уже из некоторых выше приведенных примеров видно, что О. образовывались не только от христианского имени отца, но и от его русского имени или прозвища. Подобное образование сохраняется вплоть до XVII в., напр. Второй Поскочин и Иван Второво сын Поскочин 1600 г.; Путята Садилов и Козьма Путятин сын Садилов 1637 г.
     Надо заметить, что обычай называть людей по отчеству не существует вовсе на западе и совсем неизвестен у западных славян. Он является на славянском Востоке и Юге, т. е. там, где славяне имели дело с восточными, азиатскими народами: татарами и турками; и неудивительно, так как отечеством этого обычая служит Азия, и притом страны, заселенные не только тюркскими, но и семитическими народами. В древнейших памятниках этих народов мы уже встречаем обычай называть людей сыновьями своих отцов (ср. еврейское Бен и Вар).
       На Руси называние человека по отчеству неразрывно связано с обрядом так наз. величания. Величание (в народном быту) — почесть, воздаваемая кому-нибудь либо тем, что его хвалят, перечисляя все его хорошие качества, либо тем, что называют его по отчеству. Оба обычая весьма древни, и оба имеют большое значение в русской народной жизни. «По имени называют, по отчеству величают», говорит народ: и действительно, называя кого-нибудь «вичем» или «вной», мы оказываем ему известного рода почтение. Обращаться с такими словами к людям, ниже стоящим на общественной лестнице, вообще не принято: в неофициальных бумагах мы подписываем обыкновенно только свое имя и фамилию, считая неловким выставлять и отчество. По историческим документам видно, что право называться «вичем» или «вной» в древней России принадлежало далеко не всем; напр. крепостные люди никоим образом не могли называться по отчеству. В народных песнях эпитеты: «отецкий сын», «батькова дочь» служат синонимами всякого рода доблестей, между тем, как эпитет «неотецкий сын» значит то же самое, что "невежа", человек без воспитания, дикарь.
     В приложении к ономантике скажем, что если в фамилии есть нечто статичное, поскольку она тянется сквозь поколения людей и являет собой родовое прозвище, то наверное, об отчестве, можно говорить как о факторе, также влияющем на какие-то качества и черты характера. Имя отца само по себе достаточно весомо и уже этим фактом оно оказывает значительное влияние на развитие человека.