Оракул (лат. oraculum) — в древности одно из средств, с помощью которых человек старался вступать в непосредственное общение с божеством. Изречения оракулов считались откровениями божества; они получались вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большей частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного откровения.
     Все оракулы могут быть подведены под три категории: предсказания получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде сновидений. В знаменитейшем из всех оракулов  — дельфийском — одуряющие пары, выходившие из расселины скалы, приводили пророчицу в состояние ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра, в оракуле  Зевса Аммонского в Ливии — за известными явлениями на изображении божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во всяком случае усматривать в оракулах один лишь сознательный обман со стороны жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической перспективы.
     Даже туманная форма ответов, особенно характерная для дельфийского оракула, сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане, хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением оракула данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлениям природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние экзальтации. Возникали оракулы и в местностях, где покоились останки какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так напр., в оракуле   Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина и однодневного поста, должен был заснуть во храме, чтобы ему в сновидении открылась воля божества. Назначение оракула состояло не в том только, чтобы раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость оказывалась несостоятельной. 
     К оракулам  прибегали и государственные люди, когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той или другой меры. Для известных периодов греческой истории оракулы  получают, поэтому, значение политических институтов. Оракулы, совета которых испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию среди разрозненных греков сознания национального единства и осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п. Древнейшим из всех оракулов считался оракул в Мероэ, в Египте, а за ним непосредственно следовали оракулы   в египетских Фивах и оракул  Зевса Аммонского
     В Греции величайшим авторитетом пользовался оракул  в Додоне, позднее — оракул   в Дельфах. Кроме того, Зевс имел своих оракулов  еще в Элиде, Пизе и на Крите, Аполлон — в Кларосе близ Колофона и на Делосе. 
     Оракул  Бранхидов в Милете посвящен был Аполлону и Артемиде. Оракулами  героев были оракулы  Амфиарая в Оропосе, оракул  Трофония и Геракла — в Буре, в Ахайе. 
     Оракулы   с вызыванием духов усопших существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К оракулам  должны быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в Италии) кумейских. У римлян существовали оракулам  Фавна и Фортуны в Пренесте, оракулы Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским оракулы. 
     В Греции оракулы   потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно были закрыты.

Литература:  F. A. Wolf, "Vermischte Schriften" (Галле, 1802); Wirkemann, "De variis oraculorum generibus" (Марб., 1835); Döhler, "Die Orakel" (В., 1872); Karapanos, "Dodone et ses ruines" (П., 1878); Hendess, "Oracula graeca" (Галле, 1877); Bouché-Leclercq, "Histoire de la divination dans l'antiquité" (П., 1879—91); Buresch, "Klaros" (Лпц., 1889); Diels, "Sibyllinische Blätter" (Б., 1890).