Дельфийский оракул

Дельфы, сейчас известные как Кастри, столица Фокии в Греции, в древности были очень известны, благодаря храму и оракулу Аполлона. Они также назывались Пифами от имени гигантского змея Пифона, убитого Аполлоном в этом месте. Павсаний, впрочем, говорит, что имя Пифы было дано городу Пифием, сыном Дельфия, внуком Ликора. Греческие историки назвали город Дельфами, которое, как некоторые полагают, произошло от слова aldephoi (от греческого - «братья»), потому что там почитали Аполлона и Вакха. Другие возводят название города к слову delphos (от греческого – «уединенный») и связывают это с его изолированным положением среди гор. Нельзя сказать, что было более достойно восхищения: величие городских укреплений или величие бога, который изъявлял свою волю в предсказаниях.

 Дельфийский оракул

Храм Аполлона занимал большую площадь, и к нему выходило много улиц. Считается, что все богатства оракула и вся популярность этого культа, связаны с одним случайным происшествием. Однажды козы, которые паслись у подножия Парнаса, набрели на пещеру с узким входом. Пастух по имени Корет заметил, что козы странно резвились и прыгали и издавали странные звуки, когда подходили ко входу в пещеру. Он захотел посмотреть, что там, и понял, что объят тем же безумием, что и козы: он прыгал, танцевал и предсказывал грядущее. Люди, узнав о его открытии, ринулись к пещере, и многие, одержимые парами, бросались внутрь трещины, из которой, как оказалось, исходили пары, и погибали. Поэтому был введен эдикт, запрещающий приближаться к ней. К этому удивительному месту относились с почтенным благоговением, и вскоре на этом месте была построена молельня, сделанная из лавровых ветвей и напоминавшая скорее большой шалаш, чем храм. Затем, по фокийской традиции, была построена еще одна, из воска. А после этого – третья, из чистой меди, которая по легенде была произведением бога Вулкана. Она была уничтожена землетрясением, а по некоторым данным пожаром, в котором расплавилась медь. И тогда два превосходных архитектора, Трофимий и Агамед, возвели прекрасный храм из камня. Этот храм был уничтожен при пожаре на 58-й олимпиаде, в 548 году до нашей эры. Амфистион предложил свой проект нового храма, но Алкмеониды, богатая афинская семья, приехали в Дельфы и удостоились чести возвести его, и сделали его еще более потрясающим, чем предполагали.  Богатства храма, накопленные за счет пожертвований тех, кто приходил туда за советом к оракулу, часто подвергались разграблению. Галлы под предводительством Бренна приходили в Дельфы по этой причине еще около 278 г., но их нападение было отражено, хоть и с большими потерями. Нерон забрал у храма пятьсот драгоценнейших бронзовых и золотых статуй.

Точно не известно, когда был основан оракул в Дельфах, известно только то что Аполлон был не первым богом, к которому обращались в этом месте. Эсхил в своей трагедии «Эвмениды» говорит, что первым божеством, к которому обращались там, была Гея, затем Артемида, а потом Фибия, еще одна дочь Геи, по легенде мать Латоны и бабушка Аполлона.  Павсаний говорил, что до Артемиды и Геи здесь говорились пророчества  Нептуна, а некоторые полагают, что также и Сатурна. Со временем оракул Аполлона укоренился, и такова была его репутация, что со всех сторон туда потянулось множество людей и богатства, которые они принесли храму и городу, стали подобны богатствам персидских царей. В то время, когда оракул был только открыт, церемония получения предсказания заключалась в том, чтобы подойти к пещере и вдохнуть пары, исходившие из нее, и тогда бог вдохновлял любого, не делая никаких различий. Но после того как некоторые фанатики стали бросаться в трещину, стало целесообразным введение запрета на вход туда. Соответственно, жрецы поставили на трещину, откуда выходили пары, специальный механизм, который они назвали треножником, из-за трех ножек, и приставили к нему женщину, которая сидела на нем и вдыхала пары в безопасности, так как три ножки механизма были прикреплены к горной породе. Жрицу назвали пифией, от имени змея Пифона, убитого Аполлоном, или от греческого слова puthesthai (вопрошающий), потому что люди приходили в Дельфы за советами Аполлона.

Дельфийский оракулЖенщины, ставшие жрицами, были девственницами и выбирались с большой осторожностью, от них требовалась говорить и повторять то, что сообщал бог. Один из жрецов задавал пифии вопрос и подводил ее к треножнику. Записав звуки и слова, издаваемые пифией, он отправлял запись другому жрецу. Другой жрец стоял у алтаря внутри храма. После того как он произносил все необходимые молитвы и приносил все необходимые жертвы, он открывал книгу судьбы и с молитвами приступал к формулировке ответа.  Сформулированный ответ сначала говорили пифии, сидящей на треножнике, а затем, после нескольких церемоний, оглашался вопрошавшим людям или человеку, пришедшему к оракулу с личным вопросом.  Традиция выбора девственниц для вещания продолжалась долгое время, пока одна из жриц, которая была очень красива, не была соблазнена юным телессийцем. Был введен закон, запрещающий брать в жрицы женщин до пятидесяти лет.  Изначально была одна жрица, но позже их стало две или три. Предсказания давались каждый день, но дары и жертвы постоянно преподносились в течение долгого времени, иногда целый год. И раз в год, в месяц босион, в начале весны, Аполлон вдохновлял жриц. Кроме этого периода им запрещалось под страхом смерти обращаться к Аполлону.

Александр Великий перед походом в Азию прибыл в Дельфы в один из дней, когда храм был закрыт, и заставил жрицу сесть на треножник, что она отказалась сделать, поскольку это было запрещено ей по закону. Александр, будучи нетерпеливым по природе, потерял терпение и силой вытащил ее из кельи, и пока он вел ее к святыне, она воскликнула: «Сын мой, ты непобедим!». Как только он услышал эти слова, он сказал, что удовлетворен и другого предсказания ему не нужно.

Надо отметить, что часто для придания оракулу таинственности, а также для того чтобы люди уважали его, устраивались великие, но ненужные церемонии. Среди прочих обстоятельств, относящихся к жертвам, можно назвать и то, что жрица постилась три дня и, перед тем как сесть на треножник, она мылась в водах Кастальского источника. Она пила воду из фонтана и жевала лавровые листья, которые собирала неподалеку. Затем жрецы вели ее в святыню и сажали на треножник. Как только она начинала приходить в возбуждение от божественных паров, по словам жрецов, исходивших из трещины, которые на самом деле были парами фимиама воскурявшегося там, чтобы придать таинственности церемонии, ее волосы вставали дыбом, ее лик становился более диким и мрачным, ее рот покрывался пеной, и все ее тело внезапно охватывали конвульсии. В этом состоянии она пыталась убежать от жрецов, которые удерживали ее силой, пока ее крики и вой ее содрогали стены храма, и стоявших рядом охватывал священный ужас. В конце концов, не в силах противиться воле бога, она сдавалась ему и с некоторыми интервалами издавала отдельные, несвязные слова при помощи чревовещания. Эти слова приводились жрецами в порядок, переводились в стихотворную форму, придавая им связность, которой не было, когда они произносились жрицей. После того, как произносилось пророчество, жрицу снимали с треножника и вели назад в ее келью, где она восстанавливалась несколько дней.

Лукан сообщает нам, что часто последствием припадка была быстрая смерть пифии. Пророчества переводились в стихотворную форму поэтами, которых специально приглашали для этой цели, и часто стихи эти оказывались никудышными, так что появилась шутливая поговорка: «Аполлон - худший из поэтов». Жрецы и жрицы, которые были ответственны за пророчества, часто бывали виновны в подлоге и лжи. Можно привести много примеров этому. Так, дельфийская жрица  уговорила спартанцев помочь афинянам изгнать восемьдесят тиранов. Также она заставила Демарата уступить трон Клеомену и поддерживала самозванца Лисандра в его попытке изменить наследование спартанского престола.

Невероятно, но Фемистокл осознал важность сопротивления персам на море, вдохновленный ответом Аполлона: «Защищайтесь деревянными стенами».

Ответы оракула часто могли пониматься двояко. Так, Крез, собираясь напасть на Медес, обратился к оракулу. Пророчество гласило: «Перейди реку Галис и победишь огромную империю». Крез долго терялся в догадках, имелась ли в виду его или вражеская империя, пока не потерпел сокрушительное положение.

Такого же рода был ответ оракула греческому царю Пирру. «Aio te, Aeacida, Romanos vincere posse.», что имело двоякий смысл, либо: «Говорю тебе, о, грек, ты можешь победить римлян», либо: «Говорю тебе, римляне могут победить греков». Итогом, как вы помните была пресловутая "Пиррова победа".

Назад

На главную - Интернет-магазин электронных книг