2.Хоронение золота

Kак золото хоронить

       Но нужно быть хорошим наблюдателем, даже чтобы видеть, в каком высоком почтении было исстари золото и как оно даже по сей час служит эмблемой выражения богатства, достоинств, красоты, приязни и прочего.
      Например, когда мать говорит своему сыну или дочери: «Ах ты, золото мое!»... Понятно уже, что она этим выражает ласку, любовь и высокое значение своей любви, как бы к золоту, часто не в отношении столько к его значению, сколько к тому, что золото вообще прежде имело высокую недостигаемую ценность относительно своей редкости. Так и сейчас часто говорят: «Это не человек, а золото». Этим словом по смыслу хотя человека выставляют ниже того, что он стоит по человечеству, но в общем смысле оценивают какое-либо одно качество или в отношении ума, доброты или искусства.
      По всей вероятности, эта поговорка возникла из глубокой древности; таким образом, читая отечественную летопись, видим, что русские при договоре с греками, полагая золото пред Перуном и Волосом, клялись, что если нарушат договор, то да «будет золото, яко золото». То же было и с Югорскими князьями, клявшимися в верности пред великим князем на опас и в знак верности клялись, испивая воду с золота *.
      Также иногда поговоркой: «С твоего слова, как с золотого блюда», выражают желание благополучия и всех благ так сказать довольства и благополучия. Таким же образом и обычай хоронить золото причисляют к обычаям, принадлежащим временам языческим. Остатки обрядности сохранились в святках, но уже в форме забавы или как развлечение времени.
      Дело в том, что в собрании сидящих девиц, дам и мужчин тихонько дают оставшееся от подблюдной песни кольцо, и оно передается тайком от одного к другому из сидящих рядом и смежно между собою, предоставляя кому-нибудь из мужчин или девушек искать это кольцо при пении обрядовой песни, пока не найдется в чьей-либо руке искомое. Пойманный в скрытии вещи, в свою очередь, начинает отыскивать и так далее.

* См. Ист. Госуд.  Российск.  I.  Прим. 461. Евреи также клялись храмовым золотом, как видно из Еван. Матфия XXIII, стр. 16.