35. Крещенское гадание (легенда)

       Гадание, о котором сейчас упомянем, весьма неприличное и противно духу Христианской религии. Откуда оно возникло — неизвестно, но скорее всего удержалось со времен язычества, когда существовало поклонение и злым и добрым богам *.
       В то время, когда все уйдут или уедут на водосвятие в день Богоявления Господня, девушка берет веник или лопату и начинает мести комнату; каждый раз, взмахнув направо, она произносит молитву, а взмахнув налево, при каждом разе поминает ругательство с именем нечистой силы. После того делает черту углем посредине пола и становится направо, то есть на отметенное с молитвою.
       Это метение происходит во время погружения креста на Иордане. Не правда ли, какой греховный предрассудок?
       Став на место, девушка говорит следующее: «Суженый-ряженый! явись перед мной, как лист перед травой».
       Преданье говорит, что будто некоторым черт являлся в виде будущего жениха, лицом к лицу, в 12 часов дня и останавливался на той стороне, которая была заметена с призыванием  его имени. Мы слышали одно предание и по поводу описания этого гадания опишем его, хотя за верность его ручаться нельзя. Одна девушка пожелала видеть своего жениха, и женское любопытство не могло остановиться даже перед опасностью, с которой  сопряжено  призывание  нечистого  духа.   Когда  все домашние отправились на реку на водосвятие, она вышесказанным образом начала мести комнату веником направо и налево, то призывая имя черта, то творя молитву, заметая вправо. После этого, став на правую сторону, она стала ждать прихода или появления суженого.
       Что же?! Дверь отворяется,  хотя она была ранее того заперта, входит молодой человек в шинели, держа в одной руке красный платок, а в другой шапку, и остановился.
       Молодая девушка, полюбовавшись на этого красавца с полминуты и вдруг почувствовав какой-то внутренний страх, вскричала: «Чур меня»! — и упала без памяти.
       Когда девушка очнулась, то в комнате никого уже не было, и она оставалась все по-прежнему одна; комната, как и до посещения ее незнакомцем, была заперта, только красный платок, который был в руке незнакомца, очутился как-то в ее руках. Девушка, осмотрев все окна и уголки в комнате и убедилась в том, что действительно не было никакой возможности живому существу проникнуть в комнату, тотчас позаботилась тайно от родных и домашних, спрятать платок до поры до времени, а также затаила от всех в глубине души чудесное происшествие. Не прошло еще году, как к ней стал свататься и просить у ее родителей руки красивый молодой человек точь-в -точь с теми чертами лица, какого она видела в день Богоявления. Девушка тотчас смекнула, что это ее суженый и что ей судьба определила быть его невестою.
       Вот она и замужем. Прошло два года. Молодая женщина о платке и не заикнется; живут счастливо...
       Однажды, как-то о святках, к молодой чете собралось много гостей. В беседе гости между прочим начали разные разговоры святочного характера, разговор этот коснулся до вещих снов, привидений, домовых и разных гаданий. Поднялся спор. Кто говорил, что ничего такого нет в природе, и что все находится только в одном нашем воображении, другие, особенно женщины, стояли в пользу существования чертовщины и гадания, к числу последних принадлежала и молодая жена хозяина. Мужчины уступили женщинам и тут молодая хозяйка, встав из-за стола, сказала всем присутствующим:
       — Если вы, господа, так упорно стоите на том, что все гадания — пустяки, что в мире нет ничего сверхъестественного, то я докажу противное.
       — Хорошо, докажите,— было общее желание мужчин.
       Хозяйка скрылась в свою спальню, вынула из комода или укладки заветный платок и вынесла его с торжествующим видом. «Вот платок,— сказала она,— он заключает в себе много таинственного». Потом подала его мужу и спросила, узнает ли он этот платок?
       Муж взял этот платок в руки и, увидев на одном из углов метку своей фамилии, побледнел и задрожал. Это был его любимый платок и сопряженное с пропажей его событие живо осталось до сих пор в памяти, хотя он еще никому об нем не рассказывал.
       — Вот, господа, я расскажу вам историю этого платка, который я считал потерянным,— начал он.— Два года тому назад, когда я был холостой и даже не рассчитывал жениться, отправился в Крещенье на водосвятие; народа было много, и я, боясь тесноты, стоял на месте, более других просторном. Вынув вот этот самый красный шелковый платок, я стал им отирать заиндевевшие усы; лишь только я отвел от лица платок, как откуда ни возьмись черная собака, огромного роста, подбежала ко мне, вырвала его и пропала, так что преследовать ее было бы немыслимо.
       — Но как же к вам попал этот платок? — спросил кто-то из гостей хозяйку.
       — Вот в том-то, господа, и дело: вперед верьте и тому, что есть на свете много чудесного,— отвечала молодая женщина и рассказала историю получения платка из рук призрака, разумеется, без утайки.
       Все подивились рассказу и уже не оспаривали более.
       Наконец наступила глухая полночь, гости разошлись и разъехались по домам, пожелав хозяевам провести приятно остаток ночи.
       Хозяева остались одни.
       В странном волнении ходил взад и вперед по комнате хозяин. Лоб его был наморщен, брови сдвинуты, глаза сверкали... Он был страшен даже для молодой супруги, которая таким видела его только первый раз отроду.
       С час он ходил по комнате, наконец вышел куда-то на минуту и, возвратись, обратился к своей жене с такими словами:
       — Вот что, милая! Я полюбил тебя, но не знал, что ты меня достала нечистой силой; мне тебя не нужно; возьми свой платок, надень его на себя и молись Богу.
       Жена глядела на мужа робким взором, губы шевелились, словно хотели что-то вымолвить, но слова не слетали с уст.
       — Довольно, будет! Кайся пред иконою Спасителя и умри! — При  этом муж показал ей заряженный пистолет.
       Нечего говорить о том, что все ее вопли, моления были напрасны, муж застрелил ее.

      Правдив ли этот рассказ или выдумка — решить трудно, потому что нечем проверить факта. Во всяком случае, он представляет собою прекрасное нравоучение для легкомысленных молодых людей, как вредно предаваться суеверию вообще, а христианину в особенности искать ложным, явно противным Религии путем, и чего же, знания будущего, то есть того, что от нас и для пользы   нашей сокрыто Богом, который только один нарицается Всеведущим.

* См. Таинственные Чары. Москва. 1876 г. гр. Калиостро.